2. КАК ЛИБЕРАЛЫ ЗАЩИЩАЮТ «ЕДИНСТВО» РАБОЧИХ С ЛИКВИДАТОРАМИ - Собрание сочинений 25 печатается по постановлению...

^ 2. КАК ЛИБЕРАЛЫ ЗАЩИЩАЮТ «ЕДИНСТВО» РАБОЧИХ С ЛИКВИДАТОРАМИ

Приезд в Россию председателя Международного социалистического бюро Эмиля Вандервельда оживил естественным образом обсуждение вопроса о единстве. Собрать сведения по этому вопросу, позондировать почву и сделать возможные шаги в пользу единства было прямой задачей Э. Вандервельда. Из газет известно, что он посетил ре­дакции обеих газет, марксистской и ликвидаторской, и обменялся взглядами с предста­вителями той и другой на «банкете».

Как только Э. Вандервельд вернулся из России домой, т. е. в Брюссель, в двух глав­ных ежедневных органах социализма на французском языке, парижской «L'Humanite» («Человечество»)135 и брюссельском «Le Peuple» («Народ»), в воскресенье 21-го июня нов. стиля появились интервью с председателем Международного социалистического бюро. Разногласия среди русских с.-д. Вандервельд формулировал при этом неточно. Одни, сказал он, «хотят организоваться легально и требуют права коалиций, другие хо­тят добиваться непосредственно провозглашения... «кита»... и экспроприации земель». Это разногласие Вандервельд назвал «довольно ребяческим».

Мы едва ли ошибемся, если предположим, что сознательные рабочие России, прочи­тав такой отзыв Вандервельда, «довольно добродушно» улыбнутся. Если «одни» «хотят организоваться легально», т. е. стоят за открытую, легальную партию, то, очевидно, другие возражают по этому пункту не указанием на «кита» или «китов», а защитой подполья и категорическим отказом участвовать в «борьбе за открытую партию». Такое разногласие есть расхождение по вопросу о бытии партии, и тут, не во гнев будь сказа­но уважаемому товарищу Э. Вандервельду, никакое «примирение» невозможно. Нельзя немножко похоронить подполье и немножко заменить его легальной партией...

Но Вандервельд не только расспрашивал о разногласиях: по этому вопросу в порт­феле председателя и сек-

^ ПРИЕМЫ БОРЬБЫ БУРЖУАЗНОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ ПРОТИВ РАБОЧИХ 331

ретаря МСБюро лежит масса бумаг, докладов и писем от представителей всех и всяких, действительных и фиктивных, «руководящих учреждений». Вандервельд старался, ви­димо, воспользоваться пребыванием в Петербурге, чтобы собрать некоторые фактиче­ские данные о степени массового влияния различных течений и групп социализма (и «тоже-социализма») в России. Вандервельд человек с немалым политическим опытом, и, конечно, ему прекрасно известно, что в политике вообще, в рабочем движении в ча­стности можно брать всерьез только направления, имеющие массовое распространение.

По этому вопросу в обеих названных выше французских социалистических газетах мы находим такое сообщение Вандервельда: «Социалисты в России имеют три еже­дневных газеты. Революционеры» (очевидно, речь идет о левонародниках) «печатают газеты в количестве от 10 до 12 тысяч экземпляров; ленинисты от 35 до 40 тысяч; уме­ренные» (moderes) (очевидно, речь идет о ликвидаторах) — «около 16 тысяч».

Э. Вандервельд сделал здесь одну маленькую ошибку: газета левонародников выхо­дит, как известно, не ежедневно, а три раза в неделю. Кроме того, максимум тиража правдистской газеты, по нашим сведениям, преуменьшен: он достигал 48 тысяч. Было бы желательно, чтобы точные данные по этому важному (для самопознания рабочего движения) вопросу были собраны за целый, например, месяц, если нельзя собрать их за год.

Но как велика разница между настоящим европейцем Вандервельдом, который не придает значения азиатской «вере на слово» или «оценке на глаз», а собирает факты, — и русскими, корчащими из себя «европейцев», ликвидаторскими и либерально-буржуазными пустомелями! В газете «Речь» официальные представители кадетов пи­сали, например, в статье: «Э. Вандервельде и русские социалисты» (№ 152 от 7 (20) июня, как раз накануне интервью с Вандервельдом в Париже и Брюсселе):

«Когда на обеде один из большевиков уверял Вандервельде, что им не с кем объединяться, так как «в мастерских, в рабочем

^ 332 В. И. ЛЕНИН

классе все уже объединено вокруг одного правдистского знамени, вне которого остается лишь кучка ин­теллигентов», он, конечно, допустил чрезмерное полемическое преувеличение».

Перед нами образец ликвидаторской и либеральной лжи, приодетой в гладкие, при­лизанные фразы.

«Чрезмерное полемическое преувеличение»! Точно бывает нечрезмерное преувели­чение... Но официальные кадеты не только пишут безграмотно, но прямо обманывают читателей. Если у большевиков «полемическое преувеличение», отчего же вы, гг. каде­ты, раз вы беретесь говорить в печати по поднятому вами вопросу, не приводите дан­ных, которые бы не были преувеличены, в которых бы не было полемики?

Не знающий по-русски Вандервельд за 3—4 дня пребывания в России сумел собрать объективные данные. А господа питерские кадеты совершенно так же, как питерские ликвидаторы , в газетах ни разу не привели никаких объективных данных, обвиняя правдистов голословно и лицемерно в «преувеличении»!

Возьмем данные Вандервельда. Недельный тираж марксистской, ликвидаторской и народнической газеты выразится, по этим данным, следующими цифрами:


,5 71,4 1

У 100% ,8 28,6 J
марксистская газета 240 000 64,5

ликвидаторская » 96 000 25

народническая » 36 000 9,7

Всего 372 000 100

Вот вам объективные данные, собранные председателем МСБюро. Даже прибавляя народников, с которыми хотят «объединяться» только ликвидаторы, махисты и Плеха­нов, боящиеся, однако, прямо сказать об этом, мы получаем у правдистов большинство почти в 2/з. А если не считать народников, то большинство правдистов над ликвидато­рами составляет 71,4%, т. е. свыше 7 десятых!

Либеральная «Киевская Мысль», в которой пишет масса ликвидаторов, перепечатала интервью Ван­дервельда из «Le Peuple», но как раз цифры тиража скрыла!! («Киевская Мысль» № 159).

^ ПРИЕМЫ БОРЬБЫ БУРЖУАЗНОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ ПРОТИВ РАБОЧИХ 333

Но газеты читаются и содержатся не только рабочими. Объективные данные о сбо­рах, печатавшиеся и в марксистской и в ликвидаторской газетах, показали (за период с 1 января по 13 мая 1914 г.) 80% рабочих групп у правдистов, причем в Питере этот % повышается до 86%. Из 21 тысячи рублей, собранных правдистами, свыше 8/ю собрано рабочими, а у ликвидаторов больше половины дала буржуазия . Значит, доказано впол­не и безусловно, что сведения о тираже газет преуменьшают преобладание правдистов, ибо ликвидаторскую газету содержит буржуазия. А не менее объективные данные о выборах в страховые учреждения показывают, что правдисты имели 47 уполномочен­ных из 57 при выборах во всероссийское страховое учреждение, т. е. 82,4%.

Бросая в массу через свою печать обвинение правдистов в «преувеличении» (и даже «чрезмерном преувеличении») и не приводя никаких объективных данных, ни о тираже газет, ни о рабочих группах, ни о выборах в страховые учреждения, кадеты бессовестно лгут, возвеличивая ликвидаторов.

Конечно, классовые интересы российской либеральной буржуазии заставляют ее за­щищать ликвидаторов, которые единогласно признаны марксистами (решение 1910 г.) за «проводников буржуазного влияния на пролетариат». Но если при этом либералы корчат из себя «беспристрастных» людей, то их ложь становится особенно лицемерной и отвратительной.

Политическое значение кадетских речей одно и только одно: стараться проводить через ликвидаторов буржуазное влияние на рабочих.

«Не подлежит сомнению, — продолжает «Речь», — что подлинная (!!) рабочая интеллигенция, те ра­бочие, которые на своих плечах пронесли социал-демократическую» (!! по оценке кадетов, знатоков со­циал-демократизма) «работу в самые тяжелые годы, сочувствуют не большевикам, а их противникам (ликвидаторам, меньшевикам). Отсечение этих элементов от русской

См. статью «Рабочий класс и рабочая печать» в «Трудовой Правде» от 14-го июня. (См. настоящий том, стр. 227—234. Ред.)

^ 334 В. И. ЛЕНИН

рабочей партии означало бы такое интеллектуальное умаление ее, что сами большевики пришли бы в ужас от результатов дел рук своих».

Так пишут кадеты в редакционной статье «Речи».

А вот вам, для сравнения, что пишет идейный вождь ликвидаторов г. Л. М. в № 3 «Нашей Зари» (1914 г., стр. 68):

«Это — бунт» (правдистов-рабочих) «против Дементьевых, Гвоздевых, Чиркиных, Романовых, Бул-киных, Кабцанов и т. д., как представителей целого, в столицах довольно густого, слоя марксистов-рабочих, пытавшихся и пытающихся «ликвидировать» младенческо-романтическую стадию русского рабочего движения».

Тождество, как видите, полнейшее. Кадеты от своего имени, в редакционных статьях «Речи», перепевают целиком то, что поет Л. М. в «Нашей Заре». Недостаток тиража «Нашей Зари» и «Нашей Ликвидаторской Газеты» пополняют кадетские газеты, руча­ясь публике за социал-демократизм Булкиных, Чиркиных и К0.

Г-н Л. М. перечисляет имена горстки ликвидаторских рабочих. Охотно повторим эти имена. Все сознательные рабочие России сразу узнают либеральных рабочих, давно из­вестных борьбой против подполья, т. е. против партии. Прочитайте Булкина в той же «Нашей Заре» рядом с Л. М., и вы увидите, как оба они отрекаются от подполья и, к удовольствию либералов, ругают его.

Так и запишем, так и будем знать, что названные г-ном Л. М. «Дементьевы, Гвозде­вы, Чиркины, Романовы, Булкины, Кабцаны» суть по уверению кадетов «подлинная рабочая интеллигенция». Действительно, это подлинные либеральные рабочие! Статья Булкина вполне доказала это. Усиленно рекомендуем ее вниманию сознательных рабо­чих, не слыхавших еще лично речей названных либеральных пролетариев.

Либеральная «Речь» пугает нас перспективой «отсечения от рабочей партии» этих (по уверению «Речи») социал-демократов, этих расхваленных «Речью» социал-демократов.

Но мы только улыбнемся в ответ, ибо всем известно, что названная горстка сама от­секла себя, уйдя к либе-

^ ПРИЕМЫ БОРЬБЫ БУРЖУАЗНОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ ПРОТИВ РАБОЧИХ 335

ралам-ликвидаторам, и что это «отсечение» было залогом и фундаментом образования действительно рабочей (а не либерально-рабочей) партии.

«Речь» хвалит, в той же редакционной статье, «гражданское мужество спокойных, тогда расхолаживающих слов» ликвидаторов и либеральных рабочих. Еще бы «Речи» и либералам не хвалить их! Прямо влиять на рабочих либералы в России, особенно по­сле пятого года, не могут. Как же им не ценить ликвидаторов, которые, под маской со­циал-демократизма, ведут ту же либеральную «расхолаживающую» работу, проводят то же «буржуазное влияние на пролетариат» (см. решение 1910 года!).

«Разногласия между ними» (социал-демократическими фракциями) «не скоро устранятся, — пишет «Речь», — но и сохраняя свою физиономию, они должны объединиться и не вносить своих раздоров в рабочую массу, только что пробуждающуюся к сознательной политической жизни. Раскол в рабочей среде доставляет большую радость реакции. Одного этого уже достаточно, чтобы побудить честных лю­дей обеих фракций искренне и серьезно стремиться к объединению».

Так пишет «Речь».

Мы очень рады, что не принадлежим к либеральной компании «честных» людей и к тем, кого эта компания считает «честными». Мы считали бы для себя бесчестьем при­надлежать к этим людям. В «беспристрастие» либеральных буржуа, по нашему убеж­дению, могут верить только совсем наивные или неумные люди, особенно когда идет речь об освободительном движении рабочего класса, т. е. о движении его против бур­жуазии.

Напрасно думают кадеты, что русские рабочие детски наивны, что они способны ве­рить в «беспристрастную» оценку «честности» либеральной буржуазией. Либеральные буржуа считают «честными» ликвидаторов и их защитников потому и только потому, что ликвидаторство служит политическую службу буржуазии, проводя буржуазное влияние на пролетариат.

Объединенные марксисты России прямо, открыто, перед всеми рабочими России, беря на себя целиком

^ 336 В. И. ЛЕНИН

ответственность за свои дела, признали определенную группу ликвидаторов, группу «Нашей Зари» и «Луча» и т. д., стоящими вне партии. В январе 1912 года это было за­явлено. С тех пор за 27г года — 5674 рабочие группы против 1421 у ликвидаторов и всех защитников их, т. е. Vj сознательных рабочих России, примкнули к «правдизму», т. е. одобрили январское решение. Ликвидаторы на деле повели себя так, что рабочие отходили от них. Наше решение подтверждено жизнью и опытом огромного большин­ства рабочих.

Либералы защищают «единство» (рабочих с ликвидаторами) в корыстно-классовых интересах. Отделение ликвидаторов от рабочей партии одно только и позволило этой партии с честью — мы иначе понимаем это слово, гг. из «Речи»! — выйти из периода лихолетья. Отделение ликвидаторов от рабочей партии не «радость», а горе доставило реакции, ибо ликвидаторы мешали признанию старых форм, старой «иерархии», ста­рых решений и т. д., оказавшись сами, за 2112 года, абсолютно неспособными создать хоть какую-либо организацию. «Августовский» (1912) блок ликвидаторов и их друзей распался.

Только вопреки ликвидаторам, только без них и против них рабочие провели и мог­ли провести ту блестящую кампанию движения стачечного, страхового, создания газет, каковая кампания дала теперь повсюду большинство в 4/s противникам ликвидаторства.

Под «расколом» либералы понимают отстранение от рабочих рядов противников подполья, кучки интеллигентов-ликвидаторов. Под «единством» либералы понимают сохранение влияния ликвидаторов на рабочих.

Мы смотрим иначе: «единством» мы называем сплочение А рабочих вокруг старого знамени; отколом мы называем нежелание ликвидаторской группки признать волю большинства рабочих и подчиниться ей, срыв ими этой воли. Убедившись на опыте, что правдизм сплотил за 2 /г года /5 рабочих, мы считаем необходимым идти дальше, к еще более полному единству, от Vj к 9/ю, а затем и к 10/ю рабочих, тем же путем.

^ ПРИЕМЫ БОРЬБЫ БУРЖУАЗНОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ ПРОТИВ РАБОЧИХ 337

Два противоположных взгляда на ликвидаторов, наш взгляд и либеральный взгляд, вытекают из различия положения и точек зрения пролетариата и буржуазии.

Чем объясняется положение Плеханова? Он так решительно порвал с ликвидаторами в 1908 году и так твердо проводил одно время в печати решения партии против ликви­даторов, что некоторые надеялись на конец плехановских колебаний. Теперь, когда сплотилось вокруг правдизма 4/s рабочих, Плеханов начинает колебаться опять. Ничем, кроме его личных колебаний — болезнь, начавшаяся с ним с 1903 года, — нельзя объ­яснить его «позиции», по сути дела вполне совпавшей теперь с позицией либеральной «Речи».

Подобно «Речи» Плеханов называет теперь «единством» обеспечение влияния лик­видаторов на рабочих вопреки воле рабочих, вопреки решениям партии, вопреки срыву этих решений ликвидаторами. Вчера сравнивший г. Потресова с Иудой и правильно рассудивший, что без Иуды апостолы были сильнее, чем с Иудой, Плеханов сегодня, когда факты окончательно доказали, что ликвидаторы вполне солидарны с Потресо-вым и плюют на решения партии, сегодня Плеханов поворачивает к ликвидаторам и советует правдистам не говорить с ними «языком победителей»!!! То есть, говоря пря­мее и проще, большинство рабочих не должно требовать признания своей воли и ува­жения своих решений от меньшинства, идущего за прямыми нарушителями решений партии!!!

Сознательные рабочие с грустью должны будут признать, что у Плеханова снова ра­зыгралась его, десять лет назад начавшаяся, политическая болезнь шатаний и колеба­ний, — и пройдут мимо.

Есть впрочем иное объяснение колебаний Плеханова, которое мы ставим на второе место, ибо оно гораздо хуже для Плеханова. Между борющимися течениями: ликвида­торским (черпающим свою общественную силу

^ 338 В. И. ЛЕНИН

из сочувствия либеральной буржуазии) и «правдистским» (черпающим свою силу из сознания и сплоченности большинства просыпающихся от тьмы к свету рабочих Рос­сии) возникают неизбежно колеблющиеся интеллигентские группки. Общественной силы за ними нет, массового влияния на рабочих они не могут иметь, политически они — нули. Взамен твердой, ясной линии, привлекающей рабочих и подтверждаемой опы­том жизни, царит в этих группках кружковая дипломатия. Отсутствие связи с массами, отсутствие исторических корней в массовых направлениях социал-демократии в России (социал-демократия стала массовой в России со времени стачек 1895 года), отсутствие выдержанной, цельной, ясной, до конца определенной, многолетним опытом проверен­ной линии, т. е. ответов на вопросы тактики, организации, программы, — вот почва, на которой вырастает кружковая дипломатия, вот ее признаки.

Плехановская газета «Единство», как политический коллектив, вполне подходит под эти признаки (подобно «Борьбе» Троцкого: кстати, пусть подумают читатели о причи­нах разъединения этих якобы «объединителей», «Борьбы» и «Единства»...). Депутат Бурьянов, как всякий депутат сравнительно «долговечный» среди очень недолговечных политиков России, долго был ликвидатором, а теперь «колебнулся» к Плеханову. На­долго ли и куда именно он колебнулся, он сам не знает. Но для кружковой дипломатии, конечно, нет большего счастья, как такой «колеблющийся» депутат, мечтающий о «единстве» шестерки, мечтающей помогать ликвидаторам партии срывать волю боль­шинства рабочих, с шестеркой, желающей проводить эту волю.

Представьте себе «единство» обеих шестерок независимо от воли большинства ра­бочих. Это — чудовищное представление, возразите вы, ибо депутаты должны прово­дить волю большинства! Но ведь именно то, что чудовищно для пролетариата, либера­лы называют добродетелью, благом, пользой, честностью, даже, вероятно, святостью (Струве в «Русской Мысли», наверное, докажет завтра при помощи Бердяева, Изгоева, Мережков-

^ ПРИЕМЫ БОРЬБЫ БУРЖУАЗНОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ ПРОТИВ РАБОЧИХ 339

ского и К , что «ленинцы» — греховные «раскольники», а ликвидаторы и ныне защи­щающий их от «победителей» рабочих Плеханов — святые исполнители воли бога).

Встаньте на минуту на эту (фактически либеральную) точку зрения «единства» двух думских шестерок независимо от большинства рабочих. Вы сразу поймете, встав на эту точку зрения, кружковый интерес Бурьянова и группки литераторов «Единства» играть на расхождении обеих шестерок, использовать их разногласия для вечной роли... «при­мирителя» !

С одной стороны, может говорить такой примиритель, Бурьянов, Троцкий, Плеха­нов, Шер, Чернов, Суханов или все равно, кто, — с одной стороны, ликвидаторы-шестеро неправы, ибо ликвидируют решения партии. С другой стороны, правдисты-шестеро неправы, ибо говорят неуместным и неприличным, греховным «тоном победи­телей», от имени будто бы какого-то большинства, с своими коллегами. Пожалуй даже, подобный «примиритель» назовет свое эклектическое и интриганское поведение «диа­лектическим» и станет претендовать на звание «объединителя»... Бывало ведь это в на­шей партии: вспомните хотя роль бундовцев и Тышки на Стокгольмском и Лондонском съездах и вообще в эпоху 1906—1911 годов!

Бывали эти счастливые времена для кружковых дипломатов, эти печальные времена для рабочей партии тогда, когда еще недостаточно окрепшим было сплочение созна­тельных рабочих против проводников буржуазного влияния, «экономистов» и «мень­шевиков».

Теперь эти времена проходят. «Речь» господ кадетов оплакивает «внесение раздо­ров в рабочую массу». Это — точка зрения либерального барина. Мы приветствуем «внесение раздоров в рабочую массу», ибо именно эта масса и только она отделит

«раздоры» от разногласий по существу, разберется сама в разногласиях, выработает

* свое мнение, решит вопрос не «с кем идти, а куда идти» ,

Как выразились превосходно московские рабочие (см. №6 «Рабочий» от 29 мая 1914 г.), сразу вскрывшие всю фальшь плехановского «Единства».

^ 340 В. И. ЛЕНИН

т. е. вопрос о своей, определенной, ясной, самими продуманной и проверенной линии.

Эта пора уже наступила и наступает. Масса правдистов-рабочих уже отличает «раз­доры», она уже разобралась в разногласиях, она уже определила сама свою линию. Данные о рабочих группах после двух лет открытой борьбы (1912 и 1913) фактически доказывают это.

т/- *

Кружковой дипломатии приходит конец .

^ 3. ПОЧЕМУ РАБОЧИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ПУБЛИЧНО ЗАКЛЕЙМИЛИ ЛИКВИДАТОРОВ, КАК КЛЕВЕТНИКОВ?

В № 92 «Пути Правды», от 21 мая 1914 г., напечатана резолюция представителей 10-ти профессиональных обществ города Москвы. В этой резолюции самым реши­тельным и резким образом осужден, как «преступление», дезорганизаторский уход Ма­линовского, затем выражено полное доверие Российской социал-демократической ра­бочей фракции Государственной думы («идите твердо своей дорогой, — рабочий класс с вами!») и, наконец, ликвидаторы «Нашей Рабочей Газеты» публично заклеймены, как люди, «бросающие вдогонку ушедшему депутату грязную клевету»; поступок этих лю­дей ставится рядом с «распространением правой печатью клеветнических слухов в це­лях внести замешательство в ряды рабочих».

«Священная обязанность всех, кому дорого рабочее дело, — пишут в своей резолю­ции представители 10-ти профессиональных обществ города Москвы, — сплотиться и дать дружный отпор клеветникам». «Рабочий класс в ответ теснее сомкнет свои ряды вокруг своих представителей» (т. е. РСД рабочей фракции) «и
0467892720348838.html
0467995883271989.html
0468079462357991.html
0468164191612993.html
0468275965529487.html