Ю. А. Щетинов (гл. IX xix) Левандовский А. А., Щетинов Ю. А. Россия в XX веке: Учеб для 10-11 кл общеобразоват учреждений. М.: Просвещение, 1997. 384 с: ил. Isbn 5-09-007612-Х. Учебник - страница 64

^ § 64. Преобразования в экономике
Хозяйственные новации. В центре внимания хрущевской администрации находились вопросы экономического развития СССР. По решению сентябрьского (1953 г.) пленума ЦК КПСС были проведены неотложные меры по подъему сельского хозяйства: во много раз увеличены закупочные цены на колхозно-совхозную продукцию, усилено финансирование аграрного сектора (с 7,6% от всех капиталовложений в 1950 г. до 18% в 1955 г.), укреплены его материально-техническая база и кадровый потенциал. В село направляются 30 тыс. партработников и 120 тыс. специалистов-аграрников из различных городских и управленческих структур. Были ослаблены сталинские притеснения личного подсобного хозяйства колхозников и рабочих совхозов. Их освободили от непомерных налогов и обязательных натурпоставок, они получили возможность увеличения земельных участков.

С 1954 г. развернулась кампания по освоению целинных и залежных земель, главным образом в Северном Казахстане. По призыву партии и комсомола туда уехали сотни тысяч добровольцев. На голом месте возникло множество зерновых совхозов. За считанные годы они ввели в оборот 42 млн. гектаров пашни, где выращивалось к концу десятилетия до 40% всех зерновых. И все же урожайность на вновь поднятых землях была ниже общесоюзной, их освоение происходило при отсутствии научно обоснованной системы земледелия, влекло за собой эрозию почв и опустошительные пыльные бури.

Были существенно расширены права Совминов союзных республик в управлении экономикой. С 1954 г. прошла волна резкого сокращения — до 1 млн. человек — служащих государственных и хозяйственных органов в центре и на местах. Но это явилось лишь видимостью победы над всесильной бюрократией; к исходу 60-х гг. численность чиновничества не только восстановилась, но и превысила прежний уровень. В 1958 г. было принято новое положение о профсоюзах. Их местным комитетам предоставлялось право участвовать в решении вопроса о смещении руководителей предприятий в трудовых спорах рабочих и администрации, вынося по ним окончательный вердикт (хотя, надо заметить, бюрократы из огосударствленных профсоюзов этим правом практически не пользовались). На заводах и фабриках возрождались упраздненные во время первой пятилетки выборные производственные совещания. В апреле 1956 г. правительство полностью отменило антирабочие законы предвоенной поры, частично смягченные в начале 50-х гг.

Новое руководство СССР беспокоило прогрессирующее отставание отечественной промышленности в научно-техническом соперничестве с Западом. К середине 50-х гг., когда, помимо прочего, иссяк поток репарационных поставок из Германии, в несколько раз замедлилась модернизация основных производственных фондов. И это при том, что новейшие разработки советских ученых и конструкторов в области машино- и станкостроения, другого оборудования пылились в архивах. Убытки от нерентабельных предприятий превысили 20% от средств, вкладываемых в промышленность. Отставала механизация труда: более половины всех рабочих на заводах и фабриках занимались тяжелым ручным и малоквалифицированным трудом. Еще хуже было положение в строительстве.

В этой ситуации июльский (1955 г.) пленум ЦК КПСС осудил, как ошибочную, «теорию» об отсутствии морального износа техники в условиях социализма, получившую широкое хождение, и подчеркнул, что главная линия в развитии промышленности — это «всемерное повышение технического уровня производства на базе электрификации, комплексной механизации и автоматизации».

Благодаря сверхконцентрации материальных средств и человеческих усилий на отдельных направлениях удалось добиться впечатляющих успехов. Народное хозяйство обогатилось новой перспективной отраслью — атомной промышленностью и атомной энергетикой. В 1954 г. в подмосковном Обнинске дала ток первая в мире атомная электростанция, затем началось строительство более мощных станций этого типа: Сибирской, Воронежской и Белоярской. Впервые в истории был спущен на воду в 1959 г. атомоход — ледокол «Ленин», предназначенный для проводки караванов судов по Великому северному пути через вековые льды Арктики. Тремя годами раньше в небо взвился Ту-104 — первенец реактивного гражданского аэрофлота СССР. Выводятся на околоземную орбиту первый в мире спутник (1957 г.) и первый космический корабль с человеком на борту — Ю. А. Гагариным (1961 г.). Опережающими темпами развивалась электроэнергетика, главным образом за счет крупнейших гидростанций: Куйбышевской, Сталинградской, Каховской и др. Они давали самый дешевый электроток и открыли возможность быстрого роста энерговооруженности труда в разных отраслях экономики (правда, сейчас преобладает точка зрения, согласно которой их строительство, начатое еще по «сталинскому плану преобразования природы», было ошибкой: водохранилища поглотили тысячи гектаров плодородных почв, нарушили экологию рек). В основном была завершена и электрификация села. Радикально изменился топливный баланс страны посредством широкого использования нефти и газа. Мощный рывок сделала химическая промышленность, освоившая выпуск искусственных материалов с заданными свойствами. На транспорте паровозы уступили место тепловозам и электровозам.

Однако в целом промышленность продолжала двигаться по привычному рутинному пути. Объем производства увеличивался за счет строительства многих тысяч крупных заводов и фабрик, а не повышения эффективности использования имевшегося потенциала. Прозвучавшие со страниц центральной прессы в 1956—1957 гг. призывы ряда ученых приступить к коренному реформированию экономики — сделать упор в хозяйственной политике на материальную заинтересованность работников, расковать инициативу предприятий, учитывать результаты их деятельности по достигнутому уровню производительности труда, себестоимости продукции, рентабельности самого производства и т. п.— были проигнорированы власть имущими.

Несмотря на более быстрое по сравнению со сталинским временем развитие легкой и пищевой промышленности, углубились структурные диспропорции: если в 1940 г. удельный вес выпуска средств производства (группа А) составлял 61,2%, то в 1960 г. он поднялся до 72,5% при соответствующем снижении доли производства средств потребления (группа Б).

^ Административная лихорадка. Характерной чертой экономической политики того периода было активное проведение всякого рода административных реорганизаций. В них Н. С. Хрущев усматривал второй, не менее важный, чем научно-технический прогресс, рычаг подъема эффективности общественного производства.

В 1957 г. вместо упраздненных отраслевых министерств, ведавших промышленностью и строительством, в республиках и областях создаются территориальные советы народного хозяйства (совнархозы). Сохранялось лишь строго централизованное управление немногими стратегическими отраслями (оборонной, авиационной, радиотехнической и т. п.). Административная реформа преследовала цели: разрушить ведомственную монополию, приблизить органы хозяйственного руководства к местам, поднять их инициативу, укрепить экономические связи внутри регионов, сократив тем самым бесконечные перевозки грузов из конца в конец огромной страны по директивам центра, закрыть или переориентировать тысячи дублирующих друг друга мелких производств на предприятиях разных министерств.

Реформа принесла лишь долю того экономического эффекта, на который рассчитывали ее творцы, ибо с нарастающей силой стали проявляться ее негативные стороны. Оказалась ослабленной единая техническая политика внутри продолжавших объективно существовать промышленных отраслей, лишившихся своих координирующих органов. В известной степени отладив хозяйственные связи внутри регионов, реформа ослабила их между регионами, породив местничество. Как раньше министерства, так теперь каждый территориальный совнархоз пытался перетянуть на себя общегосударственное финансовое «одеяло».

Чтобы преодолеть местнический крен и стимулировать технический прогресс в отраслях, центр вновь обратился к административно-командному рычагу и начал наращивать этажи управленческого аппарата: в 1960 г. созданы республиканские СНХ в Российской Федерации, Казахстане и на Украине, а в 1963 г.— Высший совет народного хозяйства СССР. Вновь сосредоточив в своем ведении вопросы управления промышленностью и строительством в масштабах всей страны, ВСНХ оказался не в состоянии их оперативно решать. Еще более существенным для будущего хрущевской администрации стало возбуждение недовольства десятков тысяч высокопоставленных министерских чиновников, вынужденных отправиться из Москвы в не устроенную для их привычной жизни провинцию.

В 1958 г. правительство распустило машинно-тракторные станции, обязало колхозы выкупить их технику. Сама по себе эта мера была целесообразной, так как ликвидировалась доставлявшая большие неудобства ситуация двух хозяев на одной земле: государственных МТС и вынужденных дорого оплачивать их услуги колхозов. Однако способ проведения реформы отрицательно сказался на состоянии дел в деревне. Цены на изношенные тракторы, комбайны, автомашины и сельскохозяйственные орудия были необоснованно высоки, а сроки оплаты за них предельно сжаты (полтора года). В результате касса коллективных хозяйств оказалась опустошенной на много лет вперед и их долги казне резко возросли. К тому же колхозы не имели достаточного числа квалифицированных кадров механизаторов и условий для нормальной эксплуатации сложной техники.

Дорого обошлась советскому крестьянству печально известная кукурузная эпопея. Н. С. Хрущев, посетив в 1959 г. США, вдруг горячо уверовал, что можно быстро поднять «мясную целину», если кардинально изменить структуру посевных площадей кормопроизводства: вместо травополья перейти, по примеру богатой Америки, к посеву кукурузы — ведь она «в изобилии и зерно дает, и зеленую массу на силос». А там, где эта культура не растет, следует «решительно заменить руководителей, которые сами засохли и кукурузу сушат».

Административной ретивостью аппаратчиков теплолюбивая кукуруза, заполонив земли Нечерноземья, продвинулась вплоть до Архангельской области. Это, бесспорно, было надругательством над здравым смыслом хлебопашцев. Лишь в южных районах страны кукуруза прижилась и стала приносить доход.

Экономику все больше деформировал политический пресс — официально провозглашенный курс на «развернутое строительство коммунизма». Под влиянием идеологического клише о преимуществах государственной формы собственности перед колхозно-кооперативной во второй половине 50-х гг. происходило массовое преобразование колхозов в совхозы, а в городах — полное огосударствление промысловой кооперации (в 1955 г. на нее приходилось 8% всей промышленной продукции).

Мощная волна новых притеснений обрушилась на личные подсобные хозяйства сельских жителей, признанные несовместимыми с «коммунистической перспективой». И здесь застрельщиком был неутомимый Н. С. Хрущев. Он взывал к опыту своих, взятых под режим особого благоприятствования земляков из села Калиновка Орловской области, которые «и коров колхозу продали, и жить стали лучше, перестали разрываться между общественной нивой и личным скотным двором». В 1959 г. по предложению секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева было решено поручить государственным органам в два-три года скупить скот у рабочих совхоза и «рекомендовать» колхозам вступить на этот путь, заодно урезав у деревенских жителей приусадебные участки.

Началось новое «раскрестьянивание» селян страны. Если раньше их «освободили» от земли, то теперь — от коровы, кормилицы крестьянской семьи. В результате к середине 60-х гг. приусадебное хозяйство во многих районах СССР деградировало до более низкого уровня, чем в приснопамятные сталинские времена. А ведь незадолго до того хозяйство это, занимая 1,5% всех пахотных земель, содержало 18% общесоюзного стада овец и свиней, 33% коров, 79% коз.

Страницы газет пестрели совершенно невероятными, с точки зрения современного читателя, статьями о преследованиях сельских обывателей, приторговывавших на рынке. В одной из них шла речь о злоключениях учителя-пенсионера из Астраханской области. В 1962 г. его судили за «частное предпринимательство». Старый учитель «сумел получить два земельных участка, устроил теплицы, развел огромный огород. Он стал торговать ранними овощами. Следствие не установило в его действиях обычного криминала: он не был уличен в грабеже, хищениях и т. д. И все же суд решил: имущество конфисковать, а владельца заставить заниматься полезным для общества трудом». Мнения присутствовавших в зале суда разделились. Одни одобряли приговор, другие спрашивали: «За что судили? Он не воровал, свое продавал!» И тут автор статьи нравоучительно заключал: «Да, эти люди ничего не крали, никого не грабили, но они давно уже стали рабами личной собственности, которая превратилась для них в идола. И кто знает, не осуди бывшего учителя за стяжательство, он при известных обстоятельствах мог бы вступить на более опасный путь».

В марте 1962 г. была перестроена система управления сельским хозяйством. Вместо прежних структур в районах учреждаются колхозно-совхозные управления (КСУ), а в областях и республиках — аналогичные комитеты. При них возрождался институт парторгов и комсоргов ЦК, обкомов и райкомов. Совсем как в эпоху коллективизации, им предписывалось «заниматься производством и заготовками в каждом колхозе и совхозе», оказывать им «необходимую помощь путем живой организаторской работы». Скоро очередь дошла и до самих партийных комитетов. В сельских районах они были упразднены (с передачей их функций парторганизациям КСУ), а в областях разделены по производственному принципу (на промышленные и сельскохозяйственные).

«Административная лихорадка» явно шла по нарастающей, в то время как темпы экономического развития страны снижались. За пятую пятилетку (1951—1955 гг.) промышленное производство увеличилось на 85%, сельскохозяйственное — на 20,5% (за счет последних двух лет); в 1956—1960 гг. соответственно на 64,3% и 30%; в 1961—1965 гг.—на 51% и 11% 1. Плановые задания систематически срывались, особенно в аграрном секторе народного хозяйства. И тогда Н. С. Хрущев решил выйти из надвигающегося продовольственного кризиса с помощью закупок американского зерна. Эта, как думалось в Кремле, временная мера стала на долгие десятилетия органической частью государственной политики СССР. Золотые запасы страны бездумно растрачивались для обогащения фермеров США, в то время как хозяйства собственных крестьян подвергались гонениям.

__________________________________

1 Надо иметь в виду, что на практике два последних года шестой пятилетки были объединены с годами следующей пятилетки и на этой основе сверстан единый семилетний план (1959—1965 гг.).

^ Социальная политика. Ситуация, сложившаяся в экономике, проецировалась на социальную политику хрущевской администрации.

В середине 50-х гг. был разработан пакет мер, направленных на улучшение жизни населения. Регулярно повышалась зарплата (ежегодно в среднем на 6% с резким креном в пользу работников с минимальным доходом). Прекратился выпуск обязательных облигаций госзаймов. Был принят закон о пенсиях, предусматривавший их двойное увеличение для рабочих и служащих (колхозникам пенсии устанавливаются в 1965 г.). Отменяются все виды платы за обучение. Существенно повысился уровень потребления основных продовольственных товаров: по овощам и фруктам — более чем в три раза, по молочным продуктам — на 40%, мясу — на 50%, рыбе — почти в два раза. К концу 50-х гг. по сравнению с 1950 г. реальные доходы рабочих и служащих выросли на 60%, а колхозников — на 90%.

Бурно шло массовое строительство жилья. За 1956— 1960 гг. новоселье справили около 54 млн. человек (четверть населения страны). При этом менялся сам жилищный стандарт: семьи все чаще бесплатно получали от государства не комнаты, а отдельные, хотя и малогабаритные, квартиры.

В начале 60-х гг., когда в торговле возникли перебои с мясом, молоком, маслом и хлебом, явственно обозначилась попытка правительства поправить дела в экономике за счет трудящихся. Почти на треть были снижены тарифные расценки на производстве, а розничные цены на продовольствие с мая 1962 г. в среднем на столько же возросли, причем на часть продуктов питания, пользующихся повышенным спросом, чуть ли не в два раза.

Кремлевские идеологи, проводя внешне убедительную аналогию с «гниющим» Западом, внушали простодушным советским гражданам: «Если в капиталистических условиях каждая трудовая семья вынуждена большую часть своих доходов тратить на квартирную плату, на медицинское обслуживание и оплату обучения детей, откладывать сбережения на черный день, то наша советская семья большую часть своих доходов употребляет на то, чтобы лучше питаться и одеваться. Это, естественно, порождает высокий спрос на такие продукты питания, как мясо, колбасные изделия, сливочное масло». А раз их не хватает на всех, то цены надо повышать.

И все же избежать конфликта с народом не удалось. В Москве, Ленинграде, ряде других городов произошли стихийные выступления рабочих. Самое крупное из них было в Новочеркасске (июнь 1962 г.), где власти применили оружие и десятки человек погибли.

В правящих кругах страны усиливались сомнения в том, что административные методы управления способны обеспечить динамичное развитие экономики. Под руководством заместителя председателя Совмина А. Н. Косыгина началась подготовка программы более глубокого реформирования хозяйственного механизма, использования методов экономического стимулирования производства.

^ Вопросы и задания

1. Какие изменения происходили в структурах управления народным хозяйством при Н. С. Хрущеве? Дайте им оценку. 2. Определите основные тенденции экономического развития СССР в 1953—1964 гг. Каковы причины нараставших в начале 60-х гг. трудностей в промышленности и сельском хозяйстве? 3. Расскажите о достижениях и неудачах социальной политики Н. С. Хрущева.

0470910279308755.html
0471040506552972.html
0471127020683361.html
0471168269451892.html
0471267975592052.html